Артеменко Иван Петрович




Статьи




Вход
Логин:
Пароль:  
Регистрация
Забыли пароль?



Артеменко Иван Петрович

Родился: неизвестно

 

Из наградного листа Артеменко И.П. на представление к ордену Славы III степени:
«Смелый, отважный командир. В период боя 23.06.1944 г. При форсировании реки Прона способствовал прорыву сильно укрепленной обороны немцев и занятию высоты 202,3.
Достоин правительственной награды ордена Слава III степени.
Командир 113-го стрелкового полка гвардии майор Котляр».


БОЯЛСЯ НА ФРОНТ ОПОЗДАТЬ

Неофициально морскую пехоту враги называли «черная туча» или «полосатая смерть». Когда звучал сигнал атаки и военные моряки, выскакивая из траншеи, надевали на ходу вместо сброшенных касок бескозырки, когда они распахивали черные бушлаты, обнажая на груди черно-белые тельняшки, не у одного фрица при виде этой картины пробегал по спине холодок, не один фашист, крестясь и повторяя про себя: «С нами бог!» — оглядывался, поджидая удобный момент, чтобы задать деру. Иван Артеменко был морским пехотинцем. Уже вовсю гремела от Черного до Северного моря Отечественная война, когда восемнадцатилетний паренек, уроженец сибирского села Мохово, Яшкинского района, наконец-то, попал на фронт. Наконец-то — потому что, еще учась в Новосибирском ремесленном училище, работая в Юрге и на Урале, а затем, обучаясь на Дальнем Востоке в школе подводного плавания, Иван мечтал о фронте, боясь, что вот окончится война, а он так и не узнает, что это такое. И сверстникам, думал он, побывавшим в боях, будет стыдно в глаза смотреть. В расчете ПТР был он первым номером. Хотелось сразу наступать, совершать подвиги, а приказ командования гласил: занять оборону, укрепиться, отражать атаки противника. Это уже потом Иван стал понимать, что победить нельзя наскоком, не подготовившись, как следует, к разгрому врага. С товарищами по оружию в рядах Верхне-Днепровской Краснознаменной стрелковой дивизии Артеменко постигал нелегкую солдатскую науку среди лесов и болот Белоруссии, закалялся в тяжелых и надолго оставшихся в памяти боях под городом Ржевом. В 1944 году Иван сменил ПТР на 76 миллиметровое орудие. Произошло это так. Как-то в расположение части зашел незнакомый старшина, стал расспрашивать, кто имеет артиллерийскую специальность и желает воевать в составе артполка. Артеменко вспомнил, что в школе подводников изучал торпедные аппараты, прицелы и другие приборы, орудийной техники. «Наводить орудие смогу»,— подумал он. И попросил старшину записать его фамилию. Нашлось и еще несколько добровольцев. Через неделю Артеменко вызвали в штаб артполка и объявили, что он назначается командиром орудия. Иван обрадовался назначению в артполк, и испугался: шутка ли — сразу командиром орудия! Пошел к командиру батареи и честно рассказал о своих артиллерийских познаниях: так, мол и так, наводчиком быть смогу, а командовать орудием рановато. Офицер сначала решил, что сержант просто струсил, но когда тот продолжал настаивать, повел его в штаб, снабдил необходимой литературой, подбодрил, пообещал на стрельбище как следует с ним позаниматься. Так Иван стал артиллеристом. От морской формы остался только якорь на рукаве шинели. Почему-то в памяти сохраняются наиболее тяжелые эпизоды войны. То ли от того, что стальные осколки нет-нет да и напомнят о себе, то ли от того, что боевые друзья, с которыми ты делил последний сухарь и предпоследнюю самокрутку, гибли рядом с тобой, падали навзничь, ужаленные огненным смерчем, а ты их хоронил, сам копал им безымянную братскую могилу... Иван Артеменко хорошо помнит утро 23 июня 1944 года, всего полторы недели до освобождения Минска. Дивизии дан приказ: прорвать оборону врага. 4 часа длилась артподготовка. О силе огневого шквала можно судить по тому, что на каждые 12 м линии немецкой обороны приходилось одно орудие. Двухнедельный запас снарядов был истрачен за считанные часы. А затем — вперед. Через минные поля, через мелкую и топкую, дотоле неизвестную речку Проню. Едва бойцы, помогая лошадям, вытащили пушку на противоположный высокий берег, немцы, опомнившись, пошли в контратаку. Пошли скопом: пехота, танки, бронетранспортеры... И, как назло, заклинило замок орудия. А фашисты все ближе и ближе. Замок все-таки открыли. Развернули пушку. Огонь прямой наводкой! Огонь по фашистской сволочи! Огонь!!! До полудня шел жаркий бой. Только один транспортер из всего немецкого скопища прорвался к реке. Но и он далеко не ушел. А во второй половине дня произошло непоправимое. Расчет Артеменко занимал позицию с левой стороны болота, примыкавшего к реке. Лишь узкая полоска отделяла трясину от 6cpeга. После неудачных контратак фашисты решили во что бы то ни стало уничтожить русскую пушку, причинившую столько вреда. Тяжелый «тигр», обойдя болото с правой стороны, вышел по узкой прибрежной полоске в тыл артиллеристам. Они не ждали такого. Поздно была замечена опасность. Когда пушку, на полколеса зарытую в землю развернули, ствол фашистского танка уже маячил, ловя на прицел орудийную установку. Артеменко помнит, как лязгнул замком заряжающий, помнит, как приник к панораме наводчик. В этот миг танк выстрелил. Прицельно, почти в упор. Лишь трое остались в живых из всего расчета. Все ранены и контужены. Больно терять друзей, но ничего не поделаешь — война… За этот бой Артеменко наградили первым орденом «Слава». Снова бои... Освобождение Минска, Риги, Клайпеды... После освобождения Мариамполя две недели рейда в тыл врага всем артполком. Прибалтика... Что ни вспоминай, а память все возвращает к тому литовскому хутору, где разыгрался такой жестокий бой, из которого, казалось, живым уже не выйти. Батарея из трех орудий заняла позиции и центре крестьянской усадьбы, перекрыв дорогу «Мариамполь - Рига». Предполагалось наступление немцев на участке. «Либо будет, либо нет», - ворчали солдаты. – «Может, и окапываться не стоит? Намозолишь руки, а тебя раз и перебросят в другое место... На рассвете, когда туман начал понемногу рассеиваться, Иван Артеменко взглянул в сторону ожидаемого врага и удивился. Что за черт? Вблизи никаких селений, а чернеют крыши домов поселка. А когда присмотрелся, все понял. Сердце забилось учащенно, взволнованно. Подошел к командиру батареи: «Товарищ командир, танки!» Но тот и сам все видел. Весь горизонт словно бы перехвачен черной лентой. Столько вражеских машин сразу Артеменко не видел за всю войну. Танки надвигались, не нарушая боевой порядок, не стреляя. Молчала и батарея, стараясь не обнаружить себя до самого последнего момента. Но вот, словно поршни, заходили стволы танковых орудий. Началось. «Ни шагу назад!» - приказал командир батареи. – «Будем стоить насмерть. Наверное, это и есть наш последний час... От жестокого, не прекращающегося ни на секунду огня померкло погожее солнечное утро. Словно спустились сумерки. ...Горит первый фашистский танк. Навсегда застыл, словно наткнувшись на какую-то преграду второй. Взорвался, не дойдя несколько десятком метров до батареи третий. А фашисты все прут и прут: бронетранспортеры, мотоциклы, пехота. Одно за другим выходят из строя орудия, падают, чтобы уже не встать никогда, бойцы. Тяжело ранен командир батареи. Изумленные стойкостью русских солдат, оставив на поле боя 6олее десятка танков, несколько бронетранспортеров (мотоциклы и пехота не в счет), немцы растеклись в два ручья в обход батареи справа и слева. Впрочем, батарея уже перестала существовать. Только пять человек чудом выжили, уцелели в этом кромешном аду. И среди них — командир орудия Иван Артеменко. Приказ командования выполнен. Забрав панораму одной из искалеченных пушек, бойцы под покровом ночи пошли искать своих, чтоб снова воевать, мстить за погибших товарищей. В память об этом бое грудь Артеменко украсил второй орден Славы.

Кончилась война, а бывший артиллерийский старшина продолжал служить. Демобилизовался в 1949 году. Но в 1950 призвали снова. И целых 19 лет продолжал Артеменко армейскую службу. Только артиллерийские нашивки сменил на авиационные - стал офицером, заместителем командира, а затем командиром автороты авиационной части. Демобилизовался «вчистую» Артеменко в 1969 году. Сейчас капитан запаса Иван Артеменко живет в Юрге, работает начальником переправы. Уже стали взрослыми дети ветерана, родившиеся после войны. Они могут гордиться отцом — одним из тех, кто четверть века назад встал на пути гитлеровских полчищ, раздавил фашистскую гадину, принес мир своему Отечеству

- В. Чурилов.

Добавил: Администратор

События, с упоминанием этого человека (0)

Нет событий связаных с этим человеком.

Статьи, с упоминанием этого человека (0)

Нет статей связанных с этим человеком.

 
 
© Веб-студия ЮГС    UMI.CMS
2010 – 2020