Бадерко Василий Андреевич




Статьи




Вход
Логин:
Пароль:  
Регистрация
Забыли пароль?



Бадерко Василий Андреевич

Родился: неизвестно

 

ПРИКАЗ по 76 гвардейскому армейскому полку АРГК 40 Армии Воронежского фронта № I/Н

ОТ ИМЕНИ ПРЕЗИДИУМА ВЕРХОВНОГО СОВЕТА СССР НАГРАЖДАЮ: МЕДАЛЬЮ «ЗА ОТВАГУ» 

Разведчика-наблюдателя 2-й батареи –гвардии красноармейца БАДЕРКО ВАСИЛИЯ АНДРЕЕВИЧА за то, что в операции с 15-20 сентября 1942г., находясь под Воронежом на передовом наблюдательном пункте под бомбежкой и артиллерийским обстрелом, тов. Бадерко обнаружил 120 мм батарею противника, которую благодаря точной засечки, малым количеством снарядов быстро уничтожили огнем нашей батареи, тем самым способствовали продвижению нашей пехоты.
За время боев с августа по ноябрь 1942 г. Тов. Бадерко обнаружил: 2 артиллерийских, 3 минометных батареи, 2 наблюдательных пункта противника, частично уничтоженные и частично подавленные огнем нашей артиллерии
Командир 76 ГВ ААП гвардии подполковник Куликов
Начальник штаба 76 ГВ ААП гвардии капитан Юшковский

ПОХОРОНЕННЫЙ ЗАЖИВО

Боевое крещение Василий Бадерко принял под городом Елец. Первую награду – медаль «За отвагу» получил за бои под Воронежем. А разве забыть тяжелые бои возле Корсунь-Шевченковского? Замкнутая железным кольцом наших войск, большая группировка немецких войск предпринимала отчаянные попытки вырваться из окружения. Расчет старшего сержанта Бадерко установил орудие в саду на восточной окраине села Душакивка. Издали доносились раскаты же стокого боя, а на позициях полка, в котором служил Бадерко, было сравнительно тихо. Только на третий день появились танки. Сколько их? Бадерко позже узнал, что на участке прорыва немцы сосредоточили 162 танка, а в самом бою он их не считал. Выбирал цель, отдавая приказы. Немцы не раз откатывались назад, оставив на поле факелы горящих танков, но атаки повторялись снова и снова. Вот от снаряда, посланного орудием Бадерко, загорелся танк, затем второй. Размалеванные чудовища уже близко, а расчет израсходовал все боеприпасы. Старший сержант едва успел плюхнуться в глубокую танковую колею, как это место прошила длинная пулеметная очередь из немецкого танка. Только поздно ночью выбрался Бадерко с поля боя. «Шинель всю изрешетил», — вспоминает Бадерко,— «а меня только чуть задел в мякоть ноги. Недели полторы похромал в санбате, и все». «А танки прошли?» «Нас прошли, но вырваться на кольца не смогли: оборона была глубоко эшелонированная». «За что вы были награждены орденом Красной Звезды?» «Это за Днестр. В 1944 году. Мы заняли небольшой плацдарм за Днестром. Переправились ночью, окопались, а через несколько часов начался тяжелый бой. После ожесточенной бомбежки в атаку пошли танки. Наши гвардейцы дрались здорово, но силы были не равны, и нам бы пришлось туго, если бы не зенитчики. Они переправились позже нас и помогли отбить атаку танков. За тот бой я был и награжден. ...Василий Андреевич вспоминает с ентябрь 1944 года. Пасмурная ночь черным пологом накрыла польское село, прилепившееся в предгорье Карпат. Батарея расположилась на огородах, что уступами поднимались по склону. Василий еще днем облюбовал более выгодную позицию для своего орудия и приказал ночью перебраться на новый огневой рубеж. Работали тихо, дружно. Когда орудие заняло положенное ей место в новом окопе, Бадерко, взяв одного бойца, пошел отрывать щели, а остальным приказал отдыхать. Почва была тяжелая, каменистая. Окоп еще не доходил до колен, когда Василий вытащил на бруствер очередной увесистый камень и вытер пот. Труд, похожий на крестьянский, и ночная тишина несколько сглаживали тяготы войны. Запахи земли вызывали воспоминания о далекой родной Сибири. Василий достал банку с махоркой, и в этот момент рядом взметнулась черная молния... Покалеченного, окровавленного, полузасыпанного землей его нашли только утром. Он помнит, как солдаты на палатке бережно несли его вниз, в деревню, смутно помнит избу, переполненную ранеными, шофера, который вез их в полевой госпиталь. А затем наступило беспамятство… У Андрея Иосифовича Бадерко, кузнеца колхоза имени Чапаева Болотнинского района, в первые дни войны ушли на фронт три сына. Уже на втором году войны пришла в дом черная весть — погиб Иван. С тех пор кузнец с затаенной тревогой встречал своего друга и учителя, бывшего кузнеца, а теперь почтальона Емельяна Константиновича Кулинича. Почтальон каждый день заходил в кузницу, интересовался работой, рассказывал новости. На этот раз он пришел осунувшийся, сгорбленный и остановился у порога. «Как дела, Емельян Константинович?» «Плохо... Опять бумага тебе... неприятная». У кузнеца захолонуло в груди. «Опять? Который? Георгий или Василий?» — думал Бадерко, загрубелыми руками разрывая толстый пакет. «Василий... смертью храбрых», - прочитал отец, и устало прислонился к закопченной стене. Сердце не верило в беду, но документы говорили, что случилось непоправимое. Вот скупая официальная бумага, в которой черным по белому написано, что старший сержант Бадерко Василий Андреевич погиб в боях за Родину 11 сентября 1944 года. А вот письмо товарищей, длинное, теплое. В нем говорилось о мужестве коммуниста старшего сержанта Василия Бадерко, о его преданности Родине. Бойцы клялись отомстить за смерть товарища. В пакете — письма, что хранил на фронте Василий, фотографии. Безысходное горе поселилось в избе кузнеца. Прошли месяцы. И вот зимой колхоз имени Чапаева всколыхнула новая весть: их счетовод старший сержант Василий Бадерко жив. Об этом говорилось в письме, присланном из госпиталя из Тбилиси. Словами Василия письмо обращалось к родным и знакомым, но почерк был чужой. В семье радовались и в тоже время боялись разочарования. А вдруг это недоразумение. А вдруг это письмо написано раньше. Как coпоставить официальный документ, полученный раньше, с этой дорогой ве сточкой? В го спиталь полетел запро с. И вот тогда появилась фотография. Она рассеяла мучительные сомнения родных: Василий ранен, но жив, а это главное. Вот так бывает: Василий выходил невредимым из самых жарких боев. Он оставался цел даже там, где, казалось, не оставалось места ничему живому. А вот когда он меньше всего ожидал, в период ночного затишья, шальная мина ухнула рядом и крепко искалечила воина. Он лишился ноги, покалечена правая рука, несколько осколков попало в грудь. Кусок металла от вражеской мины и сейчас сидит в легких, но бывший артиллерист живет, работает и борется. Пламенное слово коммуниста Бадерки часто звучит на собраниях, заседаниях парткома, в сельском Совете. Должность у него скромная, но важная — он инспектор по кадрам. Но это не все. Коммунист Бадерко ведет большую общественную работу. Он депутат сельского Совета и заместитель председателя сельсовета. Когда встал вопрос, кто возглавит комиссию по назначению пенсий колхозникам, все единодушно назвали Василия Андреевича Бадерко. Он долго был народным заседателем и членом парткома колхоза «Гигант» нашего района. Он и сейчас является председателем товарищеского суда, работал в комиссии по подработке проекта Устава колхоза.

Кемеровский вокзал жил своей жизнью. Василий Бадерко, опираясь на костыли, медленно шел по привокзальной площади. Перед глазами мелькали узлы, чемоданы, платки, куртки, и вдруг его взгляд задержался на шинели со следами погон. Уж очень знакомой показалась она. Василий ускорил шаг. «Капитан Трофимов?» — Человек в шинели обернулся. «Здравствуйте», — сказал Василий и замолчал. «Узнает или нет»,— говорил взгляд Бадерко. «Старший сержант Бадерко? Не может быть! Ты жив? Вот это встреча!» — Однополчане обнялись. «А ведь мы тебя похоронили». «Знаю, сам порвал свою похоронную». Да-да. Это он, коммунист Бадерко, старший сержант, командир орудия. Офицер хорошо помнит не только бои, где вместе сражались, он отлично помнит его красивый почерк. Парторг полка, тогда еще капитан Трофимов, не раз поручал коммунисту Бадерко оформлять партийные документы. Однополчане вспоминали живых и погибших, вспомнили бои. «Да, а награду получил за бои под Карпатами? Нет? А мы тебя представили. Я хорошо помню». Эта встреча состоялась в 1966 году. Тогда бывший парторг полка работал в банке в Мариинском районе, а Бадерко — бухгалтером в колхозе поселка Северный нашего района. «Вы искали награду?» - этот вопрос я задал Василию Андреевичу недавно. «Да как сказать? Написал я в центральную газету, а оттуда ответили, что надо обратиться в архив Министерства обороны. В архив же я не писал» Вот такой он, коммунист Бадерко, гвардейский артиллерист.

- Задорожный Г

Добавил: Администратор

События, с упоминанием этого человека (0)

Нет событий связаных с этим человеком.

Статьи, с упоминанием этого человека (0)

Нет статей связанных с этим человеком.

 
 
© Веб-студия ЮГС    UMI.CMS
2010 – 2020